Гештальт-терапия в Днепропетровске
RSS
Меню сайта

Друзья сайта

Екимова Татьяна /Юлия Лабунская КОНКУРЕНЦИЯ В ЖИЗНИ И В ТЕРАПИИ

КОНКУРЕНЦИЯ В ЖИЗНИ И В ТЕРАПИИ (Татьяна Екимова, Юлия Лабунская)
(по материалам сайта: http://www.gestalt-by.org)


Противоречие в том, что с одной стороны мы ценим и превозносим концепцию конкуренции как двигателя прогресса, а с другой – не устаем пропагандировать братскую любовь и смирение. 

Карен Хорни. 

Настоящая статья представляет собой попытку анализа феномена конкуренции и чувств, связанных с ней. Одним из мотивов ее написания стали размышления о том, какое место занимает конкуренция в нашей жизни. Иногда человек очень быстро включается в конкуренцию, и вся его жизнь состоит из достижений целей и побед над конкурентами, похожими на ветряные мельницы Сервантеса. И когда все «мельницы» повержены, в его жизни не остается ничего другого, имеющего смысл и приносящего удовольствия. Другие, наоборот, избегают и усиленно не замечают конкуренции в своей жизни, опуская руки при любой необходимости предъявлять себя и свои желания. Возникает вопрос: конкуренция – это хорошо или плохо? Как вести себя так, чтобы и желаемое получить, и сохранить отношения со значимыми людьми? Эти и другие вопросы указывают на многоплановость и сложность феномена конкуренции, что и определяет необходимость более подробного его изучения. 

Главная проблема при описании конкуренции – определить сущность и границы этого феномена, который может быть описан разными терминами в различных областях науки. 

Конкуренцию можно рассматривать как соперничество. В этом случае под ней подразумеваются взаимоотношения между людьми, характеризующиеся состоянием явной или скрытой борьбы за власть, любовь, престиж, признание, материальное преуспевание, реализацию внутреннего потенциала человека [4]. Конкуренция может быть приравнена к соревнованию и включена в мотив достижения. Так, Г. А. Мюррей предлагал следующее описание мотива достижения: «Преодолевать препятствия и достигать высокого уровня. Превосходить самого себя. Соревноваться с другими и превосходить их» [7]. В данной статье мы будем рассматривать конкуренцию, придерживаясь этих определений. 

Бесспорно одно: конкуренция – нормальное явление, мобилизующие силы человека и способствующее его развитию. Она имеет место в любых человеческих отношениях, на разных возрастных этапах и в различных сферах жизни людей. Однако не всегда человек осознанно вступает в конкурентные отношения и адекватно относится к возникшей конкуренции. 

Отношение людей к конкуренции в некоторой степени определяется наличием невротического конфликта, который продуцируется социумом. Так, современное общество на словах пронизано идеями гуманизма, равноправия и человеколюбия; и как антипод существует стремление к превосходству, успеху и власти над другими людьми. Человек одновременно получает два противоположно направленных послания: «будь хорошим» и «будь успешным». Эта дихотомия неизбежно оказывает на него влияние. Сложности в обращении с чувствами, сопровождающими конкуренцию, могут усугублять этот конфликт. 

«Конкурентный» цикл контакта и механизмы его прерывания 

Гештальт-терапевт может рассматривать конкурентное поведение человека как способ организации контакта со средой, которому присущи все известные формы прерывания, такие как: конфлюенция, интроекция, проекция, ретрофлексия, дефлексия и эготизм. В данной статье мы будем использовать понятие конкурентного цикла контакта как цикла, связанного с использованием конкуренции в качестве способа удовлетворения какой-либо потребности. 

Размытость границ, сложность в осознавании своих потребностей у человека, склонного к прерыванию контакта посредством конфлюенции, могут привести к тому, что человек будет конкурировать за «чужие» объекты, не осознавая своих истинных потребностей. 

Пример. Клиентка А., возраст 23 года, рассказывает о том, что когда она начинает встречаться с мужчиной, она перенимает его увлечения и глубоко интересуется его успехами в профессиональной жизни. Так, она увлекалась средневековой культурой, футболом и программированием. На достижение успеха в этих сферах она тратила много сил и времени. Своей главной целью она видела достижение вершины мастерства в этих областях. Однако с появлением нового мужчины приходили другие интересы, а старые пропадали. 

При интроекции человек принимает внутрь себя имеющие внешнее происхождение ценности, стандарты, нормы или правила и заменяет собственное стремление желанием другого человека или группы. Поскольку ориентированный на чрезмерную интроекцию человек поступает так, как хотят другие, то здесь, как и в случае прерывания контакта при конфлюенции, человек будет вступать в конкуренцию, соперничать за чужие нормы и ценности. Но, в отличие от конфлюенции, в случае интроекции чужие идеи будут управлять человеком даже в отсутствии интроектора. 

Например, мы можем часто наблюдать, что пожилые люди, выросшие в эпоху Советского Союза, усвоив идеи того общества, в наши дни пытаются жить по старым правилам. Таким образом, идеи двух эпох сталкиваются в одном человеке, и он вступает в конкуренцию, опираясь на противоположно направленные конфликтующие между собой идеи. 

Влиянием интроектов можно объяснить такой распространенный феномен, как боязнь конкуренции. Так, ребенок, выросший в семье, где любые конфликты и проявления конкуренции, а также чувства, связанные с ними (агрессия, зависть, жадность и т.д.) были запрещены, во взрослой жизни может испытывать боязнь конкуренции под влиянием интроецированных законов семейной системы. 

Интроекция тесно взаимосвязана с проекцией. Проекция, как механизм прерывания контакта, так же может оказывать влияние на конкурентные отношения. Например, зависть и желание обладать могут приписываться окружению, которое, благодаря проекции катарсиса, приобретает агрессивные характеристики. Это может служить объяснением уклонения от ситуаций конкуренции данным человеком, а также способом избежать ответственности за собственные потребности и желания. 

При ретрофлексии энергия, необходимая на участие в конкуренции, останавливается и направляется клиентом на самого себя. Например, человек, стремящийся к признанию, вместо активных конкурентных действий выбирает уход в фантазирование о своем величии и успехе. 

Дефлексия, или уклонение, – это маневр для того, чтобы уйти от прямого контакта с другим человеком. Иногда дефлексия – способ снятия эмоционального накала актуального контакта. В этом случае человек не вступает в конкурентные отношения открыто. Человек абстрагируется от ситуации, отпускает реплики не по существу, произносит банальности, проявляет минимум эмоциональных реакций вместо живого участия. Он может избирать обходные пути достижения цели, которые порой и не приводят к успеху. Такие люди часто остаются «вторыми номерами» при наличии самых честолюбивых планов, даже подкрепленных должными способностями. Однако дефлексия иногда может быть хорошим выходом, когда требуется избежать прямого столкновения в конкуренции. 

Н. Лебедева и Е. Иванова одним из признаков эготизма выделяют опасение конкуренции в незнакомой ситуации [5]. Человек может уклоняться от конкурентных отношений из страха перед утратой контроля над ситуацией. В случае эготизма человек отказывается от ассимиляции полученного опыта. Это может проявиться в том случае, когда человек, выиграв конкуренцию, обесценивает полученный результат (например, мне поддались, это просто случайность и т.д.). 

Таким образом, исследуя формы прерывания контакта, гештальт-терапевт может оказать существенную помощь клиенту в осознании его способов разрешения невротического конфликта «будь хорошим – будь успешным». 

Конкуренция в психотерапевтических отношениях 

Феномен конкуренции может проявляться также и в психотерапевтических отношениях, складывающихся между терапевтом и клиентом. В том случае, если терапевт замечает, что клиент конкурирует с ним в ходе терапевтического процесса, это может быть сигналом, указывающим на существование потребности, которую он пытается таким образом удовлетворить. Например, это может быть потребность в признании или тестирование клиентом ситуации на предмет безопасности и т.д. 

Клиент может не осознавать свою зависть к терапевту и конкуренцию с ним. В процессе терапии он может отщеплять как враждебные части себя, так и желание конкурировать за что-либо, предъявляя терапевту те аспекты, которые он считает приемлемыми. Чувства, сопровождающие конкуренцию, умалчиваются, а конкурентные действия не предъявляются, например, из-за проявления неуверенности в том, останется ли терапевт хорошей фигурой или он сам, и его помощь станут плохими. Терапия может быть успешной лишь в том случае, если приведет к легализации чувств и позволит достичь осознавания и интеграции всех отщепленных аспектов personality. 

Терапевту важно знать о собственных особенностях реагирования в ситуации конкуренции. Действия терапевта могут или тормозить развитие терапевтических отношений или, напротив, способствовать их укреплению и личностному росту клиента. Необдуманное включение терапевта в конкуренцию с клиентом может негативно сказаться на ходе психотерапии. И, напротив, вдумчивый терапевт может использовать эту ситуацию на благо клиента, исследуя его потребности, чувства, и способы удовлетворения, которые он использует. 

Клиентка О., возраст 23 года. Согласно контракту, заключенному с клиенткой, она оплачивает сессии, пропущенные без объективной причины. Терапевт так же в свою очередь берет обязательства – пропущенные им сессии отработать бесплатно. Терапевт пропускает назначенную встречу, и на следующей сессии, после обсуждения произошедшего, сообщает клиентке о том, что сегодня она не платит. Клиентка начинает спорить и говорит, что она не согласна с этим, что терапевт с ней сейчас работает, и настойчиво уговаривает его взять деньги. Она вступает в конкуренцию с терапевтом за власть. В фокусе сессии оказалась тема: «Кто будет определять правила, по которым строятся психотерапевтические границы?» В процессе обсуждения выяснилось, что таким образом клиентка пытается проконтролировать терапевта. Терапевт, в свою очередь, сообщает, что, согласившись на оплату, он нарушит ранее принятое соглашение. Тогда впоследствии будет чувствовать себя должным клиентке и потеряет свободу в отношении с ней. Клиентка вспоминает, как часто в своей жизни она делает одолжения и оказывает различные услуги своим знакомым. Потом, когда у нее возникает необходимость обратиться к ним за какой-либо помощью, О. сразу напоминает о том, что она то для них сделала то-то и то-то, а вот они …! И даже если они не могут в настоящий момент помочь О., им приходиться под влиянием чувства вины соглашаться и идти навстречу. 

Так, анализ ситуации, в которой клиентка вступила в конкуренцию с терапевтом, помог ей осознать сложившийся стереотипный способ построения отношений с людьми. Терапевт может выбирать адекватный способ обращения с конкуренцией клиента, например, фасилитируя конкурентные отношения или фрустрируя способ клиента вступать в конкуренцию. Так С. Гринвальд, работавший с антисоциальными людьми, налаживал связь с ними, демонстрируя свою силу, т.к. это единственное уважаемое антисоциальными клиентами качество. Вступая с ними в конкуренцию, он показывал тем самым, что заслуживает уважения. С. Гринвальд приводит следующий пример: 

«Ко мне пришел один сутенер и начал обсуждать свой способ жизни. 

– Вы знаете, я стыжусь показать себя и тому подобное, но все-таки это довольно хороший способ заработать, и многие парни хотели бы так жить. Вы знаете, как живет сутенер. Это не так уж и плохо – вы заставляете девчонок суетиться для вас. Так почему бы вам этого не делать? Почему бы любому так не жить? 

Я ответил: 

– Ты – сопляк. 

Он спросил, почему. Я объяснил: 

– Смотри, я живу на заработки проституток. Я пишу о них книгу, этим я добиваюсь уважения и приобретаю известность, по моей работе сняли фильм. Я заработал на проститутках гораздо больше денег, чем ты когда-нибудь заработаешь. И, кроме того, тебя, подонка, в любой день могут арестовать и посадить в тюрьму на десять лет, а я в это время пользуюсь уважением, восхищением и имею отличную репутацию. 

Это он смог понять. Парень увидел, что кому-то, кого он считал таким же, как он сам, известен лучший способ достижения тех же самых результатов» [6]. 

Переносные и контрпереносные реакции терапевта и клиента так же являются источником дополнительных ресурсов психотерапии. Так желание терапевта конкурировать с клиентом может стать фокусом работы и привести к его личностному росту. 

Клиентка Ж., 27 лет. Молодая женщина рассказывает об отсутствии опыта доверительных межличностных и интимных отношений с мужчинами. Я же понимаю, что передо мной сидит привлекательная, с яркой внешностью девушка. Однако по контрасту с ее внешностью и возрастом ведет себя инфантильно и пассивно. Представления о себе, как о взрослой женщине, не сформированы. Исследуя ее семейную историю, выясняю, что отношения с матерью дистантные, воспоминаний из детства о матери почти нет. В процессе работы у меня появляется несколько амбивалентных реакций: сожаление о том, как клиентка относится к своей «женской части» и сильные конкурентные чувства (зависть и злость), которые появляются с фантазиями о том, какой привлекательной и сексуальной она могла бы быть для мужчин. Конкурентные чувства в комплементарном контрпереносе, указывают на неэмпатичные переживания матери по отношению к своей дочери. Возможно, наличие сильных переживаний, связанных с желанием конкурировать с дочерью, привели к холодности и отстраненности матери. Дистантность определила сложности в идентификации дочери с матерью, в формировании представлений клиентки о своей женственности. 

Из данного примера видно, что помимо конкурентного цикла контакта в отношениях, могут разворачиваться еще один или несколько циклов. Так человек, вступая в конкурентные отношения за власть, также одновременно может желать поддержки и любви. Ситуация конкуренции с близкими ставит нас всех перед необходимостью гибкого поведения, и выбора стратегий, которые позволят экологично обойтись со своими чувствами и потребностями, а так же учесть позицию близких людей и сохранить удовлетворяющие обе стороны отношения. Таким образом, внимательное отношение к проявлению конкуренции в процессе психотерапии, может стать дополнительным терапевтическим ресурсом. 

Конкуренция и сопровождающие ее чувства 

Гештальт-терапия пронизана работой с чувствами, которые выступают средством, соединяющим жизнь в единое целое. Дифференциация чувств, выявление потребности, маркером которой они являются, и определение их адресации – это то, что делает гештальт-терапевт на каждой сессии. И при работе с конкуренцией так же следует особое внимание уделять работе с чувствами. В отношениях конкуренции такие чувства как зависть, ярость, вина, злость, страх, гнев, стыд могут соседствовать друг с другом и смешиваться. 

Клиент К. молодой человек 24 лет. Пришел на терапию из-за невозможности найти хорошую работу и удержаться на ней. По специальности работать не хочет, часто меняет места работы «не по своей воле». Просто происходит что-то неожиданное, например, он напивается и опаздывает на 3 часа, или засыпает на рабочем месте. В ходе терапии выясняется, что молодой человек стремиться получить «идеальную» работу (она должна быть легкой и интересной, а так же чтобы много платили). Устроившись на новое место, он стремится стать «идеальным работником». По отношению к более успешным сотрудникам он испытывает сильную зависть, старается им «насолить», сообщает шефу об их недоработках. Испытывает сильные приступы стыда и страха только от мысли о том, что ему что-то не удастся. Усиливающаяся тревога и невозможность обойтись с деструктивными чувствами приводят к тому, что он все-таки допускает какую либо ошибку, после этого у него возникает сильное чувство стыда, злость и гнев на более успешных сотрудников и начальника, который его увольняет. 

Остановимся на некоторых чувствах описанных в приведенном примере более подробно. П. Куттер писал, что зависть – следствие чувства собственной неполноценности [3]. Конкуренция как действие, возможно, порождено завистью как переживанием [11]. Переживание зависти может вызывать чувства вины, стыда, злости, ненависти к себе и самоуничижения. Значительный вклад в исследование зависти был внесен М. Кляйн. Она говорит о том, что зависть – это наиболее мощный фактор, подрывающий чувства любви и благодарности, поскольку он влияет на наиболее ранние из всех отношении – отношения с матерью. Первым объектом зависти становится кормящая грудь. Эта форма зависти названа «первичной завистью». Следующая стадия развития ребенка, на которой изменятся объект зависти (по М. Кляйн), наступает в Эдиповой ситуации. Ребенок вступает в конкуренцию с родителем своего пола, за родителя противоположного пола. Эта форма проявления конкуренции и является той, которую мы привыкли замечать у себя и окружающих нас людей [2]. 

Основной задачей при работе с конкуренцией и чувствами ее сопровождающими, в частности, с завистью, является расширение уровня осознавания и поиск своего собственного пути для осознания и удовлетворения потребности. В парадигме гештальт-анализа оформилась эволюционная терапия зависти (И. А. Погодин). В самом общем виде зависть может быть проявлена, по крайней мере, в четырех основных формах. 

Во-первых, человек может, не осознавая зависть, потратить свои психические усилия на подавление (ретрофлексию) имеющегося непереносимого или просто непонятного ему возбуждения. 

Во-вторых, при недостаточном осознавании своей зависти к другому человеку можно приложить много сил и энергии для того, чтобы обесценить достижения того самого другого, которые являются предметом зависти. 

В-третьих, завидуя достижениям другого, можно потратить имеющееся возбуждение и энергетический ресурс зависти в более конструктивное русло. Например, создать нечто подобное, достигая тем самым того же или (желательно) большего успеха. Однако и в этом случае индивид не задумывается, насколько его действия соответствуют его же потребностям. В этом случае чаще всего можно говорить об индуцированных потребностях. 

И, наконец, в четвертых, – осознав свою зависть и поняв свои потребности, потратить имеющееся возбуждение на их удовлетворение, т.к. зависть, как и любое другое чувство, является маркером какой-либо потребности. Причем более интенсивное и сильное чувство маркирует, как правило, более важную фрустрированную потребность. 

Все вышеизложенные способы обращения с завистью можно рассматривать через призму цикла контакта. Так, представляется очевидным, что первые три способа обращения с завистью реализуются, не выходя за пределы преконтакта конкурентного цикла контакта, не давая возможности сфокусировать и осознать возбуждение, далее реализовав его для удовлетворения адеквантной ему потребности. Хотя, если быть справедливым, эти способы, конечно же, отличаются по уровню психической зрелости, и, следовательно — по сложности терапевтических воздействий. И только последний способ является достаточно зрелым и позволяет завершить конкурентный цикл контакта с ощущением удовлетворения и ассимиляцией опыта. 

Эти способы обращения с завистью являются также и этапами терапии деформированной зависти. Это значит, что прежде, чем клиент восстановит свою способность к зрелому способу обращения с завистью, он может пройти все три предыдущих этапа. 

Так, терапия «деформированной зависти» включает в себя несколько основных этапов: 

1. Диагностика уровня обращения с завистью. 

2. Поддержка эволюции обращения с завистью, используя вышеприведенную схему. 

3. Сканирование результата терапии, каковым является восстановление способности к творческому обращению с завистью [9]. 

Злость, как чувство, сопровождающее конкуренцию, в спайке с завистью служит для преодоления сопротивления среды, а так же внутреннего сопротивления. Только встречая сопротивление, и не имея возможности его преодолеть сразу, требуется аккумуляция сил для разрушения препятствия или для изменения своих планов. При совершении действия по изменению или разрушению злость, направленная на достижение объекта зависти, исчезает. [11]. 

Сильная зависть может сопровождаться стыдом. Стыд – это осознание собственной неумелости, непригодности или неадекватности в некой ситуации или при исполнении некого задания, сопровождаемое негативным переживанием – огорчением, беспокойством или тревогой [1]. Стыд имеет проективную природу, т.е. он всегда связан с мнением относительно восприятия окружающих людей. В процессе конкурентного цикла человек может столкнуться с чувством стыда. Например, его проявление в преконтакте может быть обусловлено отсутствием опыта предъявления своих желаний или потребностей. На этапе контакта с потребностью чувство стыда может быть обусловлено наличием различных интроектов и т.д. 

Работа со стыдом – достаточно долгий и сложный процесс, сопровождающийся периодическим регрессом и актуализацией чувства стыда, а так же многократным тестированием психотерапевта на предмет возможности доверить ему свой стыд. Главная задача при работе со стыдом – это восстановление позитивного самоотношения [8]. 

При работе со стыдом можно выделить несколько этапов: 

1. Создание безопасной обстановки для того, чтобы клиент мог рассказать о своем чувстве стыда. Но стоит помнить, что переработка невротического стыда требует чего-то большего, чем настройка и эмпатический резонанс с человеком, переживающим стыд; 

2. Принятие терапевтом клиента с его стыдом без попыток усилить или обесценить это чувство. Ключевым моментом является то, что терапевт может находиться в контакте со стыдящимся клиентом без попыток атаковать его стыд или переделывать клиента; 

3. Выявление источников стыда и помощь клиенту в понимании, что это чувство вызвано интроектами и словами других людей, а не объективной реальностью. На данном этапе выявляется, кто именно и когда стыдил клиента, т.е. круг интроекторов; 

4. Обращение к образу «Я» клиента и «расшатывание» системы выявленных ранее интроектов. На этом этапе предпринимается попытка придать сомнение точности и ценности усвоенных клиентом стыдящих посланий. Это феноменологическое исследование, сопровождающееся необходимой поддержкой терапевта, позволяет клиенту проникнуть в те привычные и застывшие феноменологически организованные гештальты, результатом которых является переживание стыда; 

5. Переструктурирование образа «Я» на основе возникающего чувства собственного достоинства и гордости собой [8, 10]. 

Вина также может возникать в конкурентном цикле контакта наряду с выше перечисленными чувствами. Вина – это эмоциональное переживание собственной убежденности в том, что человек совершил что-то «плохое». Вина, как чувство, относится к специфическому поведению, в отличие от стыда, который относится к человеку в целом [10]. В некоторых случаях вина выступает аффектом «первого порядка», за ней может скрываться какое-нибудь другое чувство, например, зависть, как в ниже приведенном случае. 

Клиент С., молодой человек, 22 года. Рассказывает о том, что часто останавливает себя в своих предъявлениях на работе, не проявляет инициативу, так поддерживаемую начальством. Уклонение от прямого соперничества считает характерным для себя и в других сферах жизни. Ярким чувством, доступным для осознавания, сопровождающим его поведение в ситуациях открытой конкуренции, является вина. Виноватым он себя чувствует за то, что позавидовал и захотел что-то, что есть у другого. 

После завершения конкурентного цикла контакта могут возникать чувства радости, удовлетворения, благодарности. Однако, если была удовлетворена индуцированная, рэкетная, неистинная потребность, если человек включился в конкуренцию, не осознавая своих настоящих желаний, эти позитивные чувства могут быстро смениться разочарованием и неудовлетворенностью. 

Следует отметить, что предпринятая попытка выделения отдельного чувства при работе с конкуренцией несколько облегчает понимание стратегий терапевтического воздействия. Однако в то же время разделение на отдельные аффекты носит некоторый элемент искусственности, так как зависть и стыд, сопровождающие конкуренцию, могут соседствовать с виной, яростью, злостью и т.д. Поэтому перед терапевтом, обнаружившим сложности клиента в прохождении конкурентного цикла контакта, встает задача работать с комплексом возникающих аффектов, чтобы помочь клиенту осознать истинные потребности и удовлетворить их наиболее адекватным способом. 

Литература 

1. Изард К. Э. Психология эмоций. – СПб.: Питер, 2000. – 464 с. 

2. Кляйн М. Зависть и благодарность. Исследование бессознательных источников. – СПб.: Б.С.К., 1997. – 96 с. 

3. Куттер П. Любовь, ненависть, зависть, ревность. Психоанализ страстей. – СПб.: Б.С.К., 2004. – 115 с. 

4. Лейбин В.М. Словарь-справочник по психоанализу. – СПб.: Питер, 2001. – 688 с. 

5. Лебедева Н., Иванова Е. Путешествие в гештальт: теория и практика – СПб.: Речь, 2004. – 560 с. 

6. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе. – М.: Класс, 2004. – 480 с. 

7. Мотивация и деятельность / Х.Хекгаузен. -2-е изд. – СПб.: Питер; М.: Смысл, 2003. – 860 с. 

8. Олифирович Н. И. Индивидуальное психологическое консультирование: Теория и практика. – Мн.: Тесей, 2005. – 265 с. 

9. Погодин И. А . Нарцистическая организация личности: феноменология и психотерапия // Вестник гештальт-терапии. – №1. – Мн.: Бизнесофсет, 2006. – С. 54 – 67. 

10. Резник Р. У. Порочный круг стыда: взгляд гештальттерапии // Гештальт 2000. – М.: МГИ, 2000. – С. 5 – 20. 

11. Филипенко В., Черняев Л. Зависть и уныние // Гештальт 2004. – М.:МГИ, 2004. – С.67-72 


Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
index | Просмотров: 3179 | Автор: admin | Дата: 11-10-2010, 08:50 | |
Популярное

Календарь новостей
«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Поиск

Статистика
Rambler's Top100
Наш опрос

Оцените работу движка

Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился