Гештальт-терапия в Днепропетровске
RSS
Меню сайта

Друзья сайта

Долгополов Н. О чем может сказать психолог в работе с клиентом?
О чем может сказать психолог в работе с клиентом?
(По материалам сайта http://psynavigator.ru)

Как известно, психологи – тоже люди. Поэтому, как и всем людям, им свойственно переживать сложные периоды жизни: расставания, потери, предательства, разочарования, измены, неудачи. Одновременно с этим психологи постоянно сталкиваются с этими темами на своей работе.
И тут возникает очень непростая ситуация. С одной стороны, клиенту, столкнувшемуся с неудачей или испытывающем гнев, зависть и ревность может быть странно видеть своего психолога в аналогичном положении. Это может подорвать его доверие, заставить его думать: «Если ты сам проиграл, если ты ничем от меня не отличаешься, то чему ты меня можешь научить?». С другой стороны, если психолог будет пытаться изображать из себя эдакого «сверхчеловека», без проблем и поражений, то это тоже может навредить психотерапевтическому процессу. Ведь «сверхчеловека» люди боятся, уважают, но вряд ли доверят ему все свои переживания, вряд ли предъявят свои сложности. Гораздо проще общаться с человеком «таким же, как я», способным чувствовать, страдать, ошибаться.
Сложность темы часто приводит к разным полюсам реакции психолога на рассказанное клиентом. Бывает, что психологи, пытаясь показать, что они все отлично понимают и чувствуют, начинают много рассказывать о себе, приводить в пример собственные истории, много говорить о своих чувствах. Бывает и так, психологи предпочитают вообще никогда не обращаться к собственным переживаниям и личному опыту.
Дилемму «говорить о себе и своих чувствах» - «не говорить о себе и своих чувствах» замечательно описал известный экзистенциальный психотерапевт Ирвин Ялом в своей книге «Лжец на кушетке». Приведем здесь небольшой отрывок беседы психоаналитика Эрнеста со своим супервизором Маршаллом.
« - Так что же вы могли бы сказать своему клиенту?
- Сказать, что я невольно начал испытывать собственнические чувства; что я возможно, ввел его в замешательство, поощряя его зависимость от терапии; а еще что я, вероятно, позволил некоторым своим личным проблемам исказить мое видение ситуации.
Маршалл сидел, уставившись в потолок, но вдруг перевел взгляд на Эрнеста, ожидая увидеть на его лице улыбку. Но он не улыбался.
- Эрнест, вы это серьезно?
- Почему бы и нет?
- Неужели вы не видите, что вы слишком вовлечены? Кто там говорил, что главное в терапии – быть абсолютно честным? Главное же, единственный смысл, вся соль терапии в том, чтобы действовать на благо пациента… Представьте себе генерала, который с перекошенным от ужаса лицом расхаживает перед войсками накануне сражения, ломая руки...Представьте, что вы говорите пациенту, что вы устали, вам все надоело, что вы ничего не понимаете в терапии, что вам хочется есть, до смерти надоело его слушать или вам просто не терпится попасть на баскетбольную площадку. Три раза в неделю я в полдень играю в баскетбол, так что за пару часов до этого я уже весь в мечтах о бросках, прыжках и крученых мячах. Я что, должен обо всем этом рассказывать пациенту?
Разумеется, нет! – Маршалл сам ответил на свой вопрос. – Я оставляю эти фантазии при себе. И если они начинают мне мешать, я анализирую свой контрперенос или делаю как раз то, чем вы занимаетесь сейчас, - и, должен заметить, делаю это хорошо: прорабатываю это с супервизором».

Где же, все-таки лежит истина? Может ли все-таки психолог (психотерапевт) делиться с клиентом своими чувствами и жизненными сложностями или он должен всегда быть авторитетом для своего клиента, олицетворением успеха? Этот вопрос мы задали сегодня знаменитым психологам Г.Будинайте, Н.Долгополову, Е.Мазур, В.Семенову и Д.Хломову.


Гражина Будинайте - кандидат психологических наук, сертифицированный семейный психотерапевт, член Правления Общества семейных консультантов и психотерапевтов:
Я работаю в логике, которая позволяет это делать. Но только это не стихийное «отреагирование собственных проблем» терапевта за счет клиента, а осознанное действие. Терапевт точно должен понимать что и как он говорит клиенту, и как с его точки зрения это может помочь клиенту в решении его проблем.

Нифонт Долгополов - Директор Московского института гештальта и психодрамы, тренер международного класса (сертификат гештальт-терапевта GATLA). Вице-президент Российской ассоциации психодрамы. Ведущий долгосрочных программ подготовки гештальт-терапевтов и психодраматистов. Участник международных и российских конференций. Разрабатывает специализацию в психотерапии - футуропрактику (работу с будущим):
Определенный уровень успешности в преодолении жизненных невзгод не помешает психологу или психотерапевту. Несчастный и больной психотерапевт вряд ли вызовет больший интерес и доверие, чем стоматолог, страдающий регулярно зубной болью. Стоматолог, безусловно, имеет право испытывать зубную боль, но наши ожидания, что он будет осуществлять достаточно полезные для своих зубов действия. Так же и психолог, безусловно, имеет право на любые жизненные обстоятельства, но хорошо бы клиенту знать, как он их переживает, преодолевает, переносит. В гештальт-терапии есть правило «фильтра самопредъявления» для терапевта: рассказывать о себе достаточно, чтобы терапевт проявлялся как живой человек, но не замещая, не вытесняя самого клиента, и с ясным осознаванием цели высказывания. Терапевт, который никогда не рассказывает о своих неудачах или болях, не вызывает доверия. Терапевт, который чересчур часто говорит о себе, не зависимо того, о сложностях или удачах идет речь, может вызывать раздражение, неверие и др. негативные реакции…

Даниил Хломов - психотерапевт, гештальт-аналитик, директор Московского Гештальт-института, Президент Ассоциации психологов-практиков, член Международной Ассоциации Групповой Психотерапии, член FORGE - международной тренерской федерации в области гештальт-терапии, член Совета Международной ассоциации развития гештальт-терапии (AAGT):
Это очень непростой вопрос, потому что то когда терапевт говорит о своих переживаниях – это одна из самых виртуозных частей работы. Проще так не делать. Но это очень сильный инструмент и в некоторых случаях он может оказаться очень полезным для человека. То есть делать это возможно, но сознавать, ЧТО делаешь, КОГДА делаешь и в какой степени. Это высший пилотаж.

Виктор Семенов - кандидат психологических наук, автор множества научных работ, один из ведущих представителей психодраматического подхода в психотерапии, обладатель сертификата психодрамо-терапевта института психодрамы и психотерапии Морено (Оберлинген, Германия), автор и ведущий обучающих программ по психодраме и сказкотерапии:
В работе важно оставаться психотерапевтом и не превращаться в клиента. Терапевт может опираться, конечно, на свой жизненный опыт, но он должен четко отбирать те случаи, которыми будут полезны клиенту. В психодраме существует такая процедура, как шеринг. Есть несколько стадий этого шеринга и одна из них подразумевает под собой возможность поделиться собственным опытом. Я всегда очень тщательно подбираю то, что я могу сказать клиенту, и говорю только то, что пойдет ему на пользу и поддержит психотерапевтический эффект. А просто так говорить: «Да, и у меня тоже…» нельзя. Каждый шаг психотерапевта должен быть четко выверен, и выполнять свою психотерапевтическую функцию.

Елена Мазур - клинический психолог, психотерапевт, кандидат психологических наук, директор Экзистенциального института, член Ученого Совета Института экзистенциальной психологии и жизнетворчества:
Психотерапевтическая работа - это работа, построенная на взаимодействии двух людей, двух личностей. Эти взаимоотношения предполагают открытость, как клиента, так и терапевта. Я работаю в экзистенциально-гуманистическом подходе, согласно которому, психотерапевт может рассказывать о себе, о своих жизненных переживаниях, сложностях и способах их разрешения, а также о своих чувствах по отношению к клиенту... если это необходимо для эффективного терапевтического процесса клиента.


Павел Гуревич, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой «Психология» Московского государственного университета технологий и управления. Директор Института психоанализа и социального управления и «Клиники глубинной психологии». Специалист по клинической психологии, психоанализу, философской антропологии. Практикующий сертифицированный психоаналитик, автор многих книг и учебников:
Главное правило аналитика – быть органичным человеком. Ему противопоказаны любые искусственные имиджи - быть авторитетом, олицетворять жизненный успех, быть воплощением оптимизма. Такого рода «мнимости» рано или поздно выявятся как фальшивые и принесут вред клинической практике. Допустимо, если это согласуется с логикой работы, привести пример из собственной жизни, рассказать, как приходилось самому (самой) решать те или иные жизненные проблемы. Психотерапевт, демонстрирующий идеальный образ человека, избавившего себя от дальнейшего личностного роста, по моему убеждению, шарлатан. Авторитетом для клиента должна быть не статуя, а живой, трепетный, захваченный эмоциями и проблемами профессионал.

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
index | Просмотров: 3826 | Автор: admin | Дата: 11-10-2010, 08:50 | |
Популярное

Календарь новостей
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Поиск

Статистика
Rambler's Top100
Наш опрос

Оцените работу движка

Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился